April 10th, 2018

Билайн элитные проститутки без регистрации и смс увеличение члена Билайн гомосексуальная вечеринка.

Билайн жадные ублюдки свободу слободину воры и пидарасы Билайн гомосексуальные мрази Билайн шлюхи по вызову Билайн

Оказывается, если ёбнуться головой сделать вот так руками - *130# вызов - на телефоне, имеющим несчастье иметь дебилайновскую симку, то - о чудо! - на счёт номера телефона без промедления зачислится 30 рубасов. Но моя радость была бы неполной без комиссии на эту сумму - за то, что эти жолтые ушлёпки начислили без предварительной регистрации и смс и моего согласия, могли бы и спросить сначала - надо тебе, бобёр, 30 рублей на счёт или ты, скотиняка, просто балуешься или в изменённом состояними желудка пребываешь или твоим телефоном овладел малолетний маньяк и вгоняет тебя в долги - так вот, начислив 30 рубасов, они вдогонку прислали змз о том, что комиссия за это начисление составляет каких-то 15 рублей, смех, а не деньги! А вот то, что комиссия составляет 50% от платежа, это уже нихуя не смешно.

Билайн жадные ублюдки свободу слободину воры и пидарасы Билайн гомосексуальные мрази Билайн шлюхи по вызову Билайн

Когда маркетологи от этих неправильных пчёл Билайн бляди попадут в ад, то черти, жаря их на сковородке, будут набирать один-единственный номер - 666 Билайн черти. Это номер главной адской котельной, где будут нагонять температуру именно под сковородки Билайна.

Билайн жадные ублюдки свободу слободину воры и пидарасы Билайн гомосексуальные мрази Билайн шлюхи по вызову Билайн

Посидела моя борода.

Поседела моя борода
Облетать стала, словно деревья
Я устал ждать твоё слово "да"
И в монгольские съехал кочевья

Я курил, как безумец, кумыс
Ароматный ел в ужин кизяк
Мой нефритовый стержень повис
И в ночи я рыдал - Ну как так?

Я же дал тебе имя своё
Дал возможность гулять под луной
Не кидал я в постель муравьёв
Доказал всем, что я не больной

Ты меня поменяла на бред
Безбородого взяла юнца
Навлекла на себя много бед
И лишилась большого конца

Ты хотела, чтоб бороду сбрил
Что бы стал я смазливым юнцом
Я, по-твоему, кем раньше был?
Даже с этим большим концом

Нет, не буду я долго страдать
Мне моя дорога борода
Можешь даже не умолять
Даже если ответишь "да"

#катарсис

Я бы выпил огненной воды
Затушил бы метастазы язвы
Утопить предчувствие беды
Что внутри, невидимое глазу

Хочется кричать больным слоном
Биться в судорогах бешеной гориллой
Заливать пожарище вином
Неудобные вопросы решать силой

Хочется развеяться в туман
И лишь ночью на охоту выходить
Хочется забыть самообман
Хочется собою просто быть

Но как хочется - не будет никогда
Когда будет - уже будет не хотеться
В пламень погребального костра
Надо бы в последний раз раздеться

Песня каторжника, записанная со слов леди Макбет М-ценского уезда.

Я родился холодным и брошенным
У поместья, господских ворот
Посчитала меня недоношенным
Мать, что только ворует и пьёт

И я рос, привыкая к страданиям
Озлобляясь на весь белый свет
Избегая любые компании
До неполных семнадцати лет

А в семнадцать,избитый дрекОльем
За украденный хлеба кусок
Подыхал я, брошенный в поле
Жизнь цеплялась за волосок

И пришло непростое решение:
Нет ни правды, ни бога, ни тьмы
Хоть и слышал я ангелов пение
В казематах угрюмой тюрьмы

С той поры я окреп, стал умнее
Банду ярых набрал каторжан
С кистенём выходил, как стемнеет
Грабил всех - поселян, горожан

Убивал и душил, как без этого
Правил в банде суровой рукой
И ходила молва про отпетого:
"Коли встретишь - читай упокой!"

Так прошло десять лет и немало
Я безвинных людей загубил
Только сны стали сниться мне алые
Слишком кровушки много пролил

Бросил всё, в дальний скит перебрался
Стал молить о прощенье грехов
Но мой бог для меня не являлся
Не избавил от грешных оков

И опять я бежал. От видений,
От себя, от бесонниц, от сна
От бесчисленных ада творений
На край света, где бездна видна

Так прошла моя жизнь безвозвратно
В злой, угрюмой, пустой суете
Не пробиться мне к богу обратно
Даже если умру на кресте...

Так будет.

В полусумраке летнего вечера
В полувздохе от пыльных надежд
Понимаешь - ловить уже нечего
В пустоте быстро снятых одежд

И пронзительны крики недужного
В горле - смятый от злобы комок
И усилиям, ставшим натужными
Похоронный подаришь венок

Ты не станешь заботливой матерью
Не узнаешь заботы детей
Только память шопотом матерным
Преподносит ожоги плетей...

Страсти Христовы.

Хрипом дышало избитое тело
Кровь заливала глаза
Пыль, как короста, на ранах осела
Камнем застыла слеза

Тернии обручем волосы сжали
Крест на спине - монолит
Люди незнающе камни кидали
Бог им и это простит

И Агасфер, хоть не знает об этом
В путь собирает суму
В ад собирается он этим летом
Вечность всё ближе к нему

Установили солдаты распятье
Гвозди не жалко для рук
Ветром уносит камни-проклятья
Тело страдает от мук

Отче, я слаб, прекрати эти муки!
В сердце воткнулось копье
Слезы открыли небесные люки
Дождь заливает тряпьё

Через три дня плащяницу пустую
Люди в пещере нашли
С тех пор Иисус восседал одесную
Дни же Пилата - прошли.

Я так же против выстрела в упор(с)

Явно что-то пошло не так, что-то попало под нОгу
И руками машу кое-как, еле вижу крутую дорогу
Сбил дыхание, воздух - огонь, в легких - лава вовсю клокочет
Я сломаюсь, лишь пальцем тронь, и в ушах по-адски грохочет

Покачнулась картинка в глазах, затуманило
Не смей падать, падать нельзя! Тебя ранило!
Слепо шарю по мокрой груди, еле вижу кровавые руки
Забытьё - подожди, уйди, дай услышать последние звуки

Взрыв. Комочки земли. Тихим веером. И опрокинуло.
Меня за руку молча вели, все, в боях сколько сгинуло
Боль ушла, остался лишь страх, страх остаться здесь навсегда
В молчаливых, угрюмых горах, где смертельною стала беда.

Сказка на ночь. Пиратская история.

Всё это было не однажды. Всё было, было, было, было...
Однажды флибустьер отважный смотрел на море, что таило
Безумство дикого тайфуна, коварство штиля, где весь век
Борясь с нападками Нептуна, боялся моря человек

Пират был юн, умен и статен, была тверда его рука
Шептались про него - мол, знатен и кожей чист для моряка
Тортуга, порт Рояль, Гавана - везде нашел его почёт
Он не боялся океана и не был ему братом чёрт

И все ж, отвагою блистая, грустили черные глаза
И на ветру, к щеке сползая, была непрошенной слеза
Бывалый боцман ждал команду, он знал печальную причину
Что капитан их скрыл от банды, что вызвало печаль-кручину

Захвачен пленник в славной сече, когда пошли на абордаж
Силен был в рубке человече, такого дорого продашь!
Он смог убить троих матросов, пока его не сбили с ног
Опутали пеньковым тросом, когда он выронил клинок

А капитан, его увидев, сдержал в груди невольный крик
Он тут же мир возненавидел и молча головой поник
А был тот пленник его братом, судьба их молча развела
И брата сделала солдатом и власти меч ему дала

Теперь - доска, петля, акулы, пиратской чести не избыть
И каменеют молча скулы, не сможет капитан забыть
Прощальный взгляд родного брата, усмешки на его губах
Настигла их судьбы расплата и ветер горечью пропах

Всё это было не однажды. Всё было, было, было, было...
Однажды флибустьер отважный смотрел на море, что таило
Безумство дикого тайфуна, коварство штиля, где весь век
Борясь с нападками Нептуна, судьбы боится человек...